Никита Подвальный (podvalm) wrote,
Никита Подвальный
podvalm

  • Music:

беломорские стихи все



ЧЕРЕМИЧНАЯ


Ю.К., прямо или косвенно, так получилось

01_считалочка [1]

Уложил припасы в термос,
фильтром воду намерял,
стрелка малая вертелась,
указала на меня.

трубка дня под рукавом
два письма за голенищем
в поле искорки того,
чье на ощупь горе ищем


У часов окурок пальца
ветряная корка губ
ты, снежинка, кувыркайся – 
упади в моем кругу.

рефрен

Растрепать колючки-перья,
серебром окольцевать,
у кого во рту копейка,
подойти-поцеловать.

рефрен

02_неведомый лес [2]

Поглядит-пригвоздит посредине без слов,
и сольешься – коленки камней параличны.
Камышиные ружья дежурят в заслон
и сутулятся на воду на пограничье,
будешь век выцветать на рогатинах мокрых,
будут вязовых комелей дупла кривы,
земляные смотрители дышат в намордник,
подо мхом надувают большие грибы.
Самоцветы иголками по сапогам,
аскорбинка во фляге в петлю поясную,
мухоморам пинки раздаешь по слогам,
комариную лижешь тропу подвесную.
Лоскутом оботрешь кровососов на шее,
в ежевичной петле от подсечки ловца
упадешь валуном, положив подношенье,
где неведомый лес поднимает глаза.

03_два кармана стрижей [3]

На отливный язык, в конопаченый сруб
     уезжай, забывай, зарастет.
Ледяную лапшу обирают из рук – 
     восемь кормятся братьев-сестер.
Спи – на цыпочках свай притулилось село,
     календарик луны постигай,
не дыши в маяке, надевая стекло,
     черномазый фитиль постригай.
Сколько лет до того твой не сбылся Варяг,
     сколько лестница выкрала сил – 
сто шагов циркулярная башня твоя,
     в ежедневной суме керосин,
чтоб команде, где зрение выколи сук,
     в непогоде огонь замелькал.
– Не сердись, засыпай – я тебе принесу
     два кармана стрижей с маяка.

04_катуй-ратуй [4]

Будут в вершах радуга и тина,
космы льна и пудра мукомолья,
траурные ласточки в окне.
Краем, до которого идти нам,
между всеми крючьями поморья
дай мне руку, не оставь в огне

От огня, от разума, от слова,
от засечки той, где утро жалит – 
в зубе мыса режется рубин –
в море заходили раза оба.
Море ничего не отражает.
руку дай мне руку обруби

Нет тебя – всю дочиста потратил,
самой дальней скатертью обулся,
праздника последнего поел.
В междулетье, на почтовом тракте,
засуха примеривает бусы
мертвых землероек в колее.

05_Черемичная [5]

Позвоночники сосен, лишайничья сыпь
по песчаной горе, и от прошлой лисы
черепком на ступеньке таится охота.
И буксует ездок за рогами «восхода».

Камуфляжного ранца нутро оголив,
человек в химзащите заходит в отлив,
после пол-оборота дневного овала
пробедуют в сети камбала и навага.

И нисходят лучи. К оспяному клейму
то знаменье на плечи ложится ему.
И оранжевый мячик, ветвями прожилист,
за спиной на молочное море пружинит.

06_подарки

Тут пернатая бухта поднимет галдеж,
замелькает наживка над пастью развалин,
забелеет косынка, и тот, кого ждешь,
из дороги поднимется, неузнаваем.
Он подарит тебе грузовик и юлу,
всей беды календарь разметет постранично,
простоишь – ничего не ответишь ему,
под кургузую куртку забьешься, синичка,
и мозаика склейся из тех половин
в деревянное кружево с глазом сомовьим,
и светитесь подарки, и счастье плыви
над ветвями солдат и над северным морем

Это арктика плачет крупой вдалеке.
Это полюсу тучи находится пара.
Это солнышко пленника на поводке
возвращает, куда гребешок закопало

07_через год

Уезжаю – и будет с меня через год
черный дом, бородатым лишайником горд,
разноглазая сумка на пазухи три,
можжевеловый ларчик для эха внутри.

Мне пол-лета спускаться малиной ко рву,
сенокосного мамонта мяться горбу,
мне часы узнавать, чей ходить не черед,
мне большие следы о когтях четырех.

Неба кружку до обжига перистого,
чтобы навык летальный не переставал,
чтоб томился оружьем, в шкафу оголен,
чтобы кошкой у ног терся фуникулер

08_буквы [6]

Отложи рукописные поручни рун,
вытри пальцы о ватный из снадобья стержень.
На условленный пост приходи ввечеру,
приходи после ночи, без сна извертевшись –

червоточный наличник со светом скроен.
Буллерьян, чье нутро позабыло про угли.
И лежит паутина на доме моем,
мелкорубленый лапник в моем переулке.

Угадай – где победа, где кара моя,
чьи песочные горсти немногие в яму,
как прижались дружки в кузовке муравья,
сколько дней рубцеваться крапивному яру.

Мне таблички запомнить не выпало той,
чья эмаль через год на столбе полиняет.
Над оградой рыбачья стальная ладонь
ходит – буквы закатные переменяет

июль-август 2010

____________________________

[1] полетное; задумано до отъезда.

[2] Нижмозеро и около; только ежевика на севере не растет.

[3] накат на Нестеренко «О северо-запад империи бьется волна…». Так была бы тройка за краткий пересказ, если бы не стрижи.
в поезде Москва-Архангельск мы встретили человека, который рассказал, что его отец работал на маяке, что их было 9 детей, и что он (рассказчик) действительно приносил стрижей в карманах, т.к. когда они на лесенке маяка в грозу набьются, они беспомощны. Им надо взлетать с разбега, крылья узкие.
Лунный календарь, расчерченный и заполненный от руки, висел в одном из рыбацких станов на мысе Глубоком.

[4] см. одноименное белорусской группы NRM; а строка взята из вольного перевода LXE.
На дороге во множестве валялись дохлые не землеройки, а мыши-полевки, но это я после разглядел. Два трупика мы поймали в колодце около Черемичной.

[5] название избушки – рыбацкого стана между м. Глубоким и м. Лиственным.

[6] Буллерьян – марка современной финской печи.
Еловыми ветками посыпают дорогу к дому, где кто-то умер.
Муравей – мотоблок с прицепом.

Tags: белое море, вирши, подарки из аута, последний день зимы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments