Никита Подвальный (podvalm) wrote,
Никита Подвальный
podvalm

  • Mood:
  • Music:

Не переводы

Евгений Багдасаров, ФРИ, 2001г

брутальная поэтика - это так
термин мой

ИСПОВЕДЬ БЛЮМКИНА

        рукопись сильно пострада……

Я чувствую сердце сдавлено.
И чувствую, сводит скулы,
Я вижу, как на меня направлены
Ваших глаз ружейные дула.

Я знаю податлив плюмбум,
Но судьбы вершить ему дано
Я знаю, погибнет Блюмкин,
Я знаю это давно.

Я знаю это с рожденья,
Конечно же своего,
И с трепетом каждый день я,
Складывал в каждый год.

Отречемся от Брестского мира…
Восста-а-анет род людской….
Я помню, валился Мирбах
С простреленной головой

Если путь, прям и накатанн,
Отчего по нему не идти,
Говорят, что я провокатор,
И дело не во мне, а в пути.
 
Мне всегда, мне всего было мало,
Сколько смерть узнавал в лицо.
Был евреем, потом был ламой
А потом турецким купцом.

Я на шпалах осколками шамкал,
Что не даром мне кличка Живой.
В перспективе вставала Шамбала - 
Наш последний решительный бой.

Не был русским? Нет, был и русским,
Я, по сути, им был всегда,
Кто мой Бог? Может Яхве, а может, и Троцкий,
Неужели я в них прогадал?

Господи, помоги.
Облечь все это в слова и формы.
Разве косы, отрезанные у ворот Урги,
Не есть урожай реформы.

Я знаю иврит и идиш,
Я знаю персидский язык,
Но как тут быть если чувствуешь и видишь,
Что меняется каждый миг?

И за секунды до смерти
(Хотя в эту смерть я не верую)
Но все же я исповедуюсь,
Я исповедуюсь перед…

Я знаю: память не вечна.
Что был человек и в - прах,
Но буду жить в Шершеневича,
И поэтов других в стихах.

"Другим надо славы, серебряных ложечек,
Другим стоит много слез,
Я мне бы только любви немножечко,
Да десятка два папирос".

Я помню ту встречу и как
Тогда не хватало слов,
Я помню, как будто сейчас, свысока
Смотрел на меня Гумилев.

"Человек в толпе народа,
Убивший императорского посла,
Подошел пожать мне руку,
Поблагодарить за мои стихи."

Ты прости Есенин
Меня, что не был на похоронах,
Но стало для всех яснее,
Был человек и - в прах.

Кому следующим гибнуть,
Кто по списку в мартиролог,
Да... я сына назову Мартином.

Я знаю теперь: все мы  умрем.
Все мы в борьбе за это,
Но весть о расстреле моем,
Завтра будет в газетах.

Я знаю податлив плюмбум,
Но, в то же время, тяжел,
То, что не сгинет вотще Блюмкин,
Знает он хорошо.

Я знаю, как трудно держаться следа.
Легче войти в колею.
Я знаю: лечь мне сегодня здесь, но напоследок
(Помирать так с песней, пусть в горле ком), но напоследок я спою….

Вставай проклятьем заклейменный
Весь мир голодных и рабов…..

Надо напоминать стихи, которым несколько лет.
Е.Б. уже давно пишет лирично и аккуратно, а вышеназванный метод заброшен.

LXE, это к Вашему сведению, нету там никакого лирического пессимизма.
Tags: вирши
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments